Wavegenetic. Site of Academician, Ph.D., Dr. Sci., Peter P. Gariaev. Волновая генетика. Сайт академика, д.б.н. Петра Петровича Гаряева

Московский Городской Психоэндокринологический Центр. Качественная медицинская помощь с использованием последних достижений в области психоэндокринологии, психотерапии и психиатрии.

Московский Городской Психоэндокринологический Центр. Качественная медицинская помощь с использованием последних достижений в области психоэндокринологии, психотерапии и психиатрии.

Besucherzahler lonely russian girls seeking love and marriage with foreign men from USA
счетчик посещений

Free counter and web stats


Статьи 

АРАМ ЭНФИ

КОММЕНТАРИИ К СТАТЬЕ ПРОФЕССОРА БЕЛКИНА
"ГОРМОНЫ И БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ" В СВЕТЕ
ТЕОРИИ СУЩНОСТНОГО КОДИРОВАНИЯ

| ЧАСТЬ I | ЧАСТЬ II |

Арон Исаакович Белкин (1927-2003) - выдающийся российский психиатр и психоаналитик, основоположник отечественной Психонейроэндокринологии, бессменный Руководитель Федерального Научного Центра Психоэндокринологии, Президент Русского Психоаналитического Общества, Главный Редактор Журнала "Психоаналитический Вестник", член Международного Общества по Биологической Психиатрии и Психоэндокринологии, автор 200 научных трудов и 15 изобретений, доктор медицинских наук, профессор.
Гормоны и Бессознательное (Информационная Роль Гормонов, Установка Личности и Ситуации) - статья профессора А.И. Белкина, в которой подводится итог всей научной деятельности Арона Исааковича и намечаются наиболее актуальные перспективы развития психиатрической эндокринологии. Данная статья напечатана в журнале "Психоаналитический Вестник", № 9 за 2001-й год.

Для удобства читателей текст статьи А.И. Белкина "Гормоны и Бессознательное" отмечен инициалами А.Б., а комментарии к этому тексту А.Энфи - А.Э.

А.Б. Согласно психоаналитическому учению, бессознательная сфера человека имеет непосредственное отношение как к возникновению многих психопатологических феноменов, так и к их устранению. Однако, несмотря на столетнюю историю открытия Фрейда, остается неизвестным, какова биологическая база бессознательного, где оно зарождается, стареет ли, умирает?
Справедливости ради заметим, что Фрейд пытался предостеречь психоанализ от судьбы герменевтического учения [1]. Проблема биологии бессознательного не могла не волновать его. В работе "Три статьи по теории сексуальности" Фрейд выделяет раздел "Химическая теория" [2]. В ней подробно излагаются представления о таких явлениях, как либидо, сублимация, вытеснение и некоторых других психологических комплексах. Можно допустить, что Фрейд видел связь бессознательной деятельности с эндокринной системой. В то же время вспомним, на каком уровне были достижения эндокринологии в начале XX века: не было даже термина "гормон" [3] и тем более не было ничего известно о перевернувших представление об эндокринной системе нейропептидах. За столетие наука ушла далеко вперед.
Исследования в области нейроэндокринологии позволяют сегодня рассматривать мозг как самую большую эндокринную железу. Кроме того, установлено, что во многих органах и тканях располагаются нервные клетки "АПУД-системы", вырабатывающие большое количество пептидных гормонов и биогенных аминов, участвующих в процессах обучения человека, формировании его установок и т. д.
Многолетние исследования сотрудников отделения психиатрической эндокринологии МНИИ психиатрии МЗ РФ в области изучения психотропных свойств гормонов показали, насколько тесно с гормонами связаны побуждения, влечения, импульсы и эмоциональные реакции [4]. Ряд психопатологических феноменов, не осознаваемых субъектом и возникающих как бы без видимой причины, такие, как вытеснение, регресс психики, извращение сексуального поведения, инстинкта материнства, дезактуализации переживаний и другие, в эксперименте обнаруживают связь с гормонами. Опыт сочетания психоаналитически ориентированной терапии с гормонами подтвердил правильность выдвинутой мною в конце 80-х годов гипотезы об участии гормонов в деятельности бессознательной сферы человека. Другими словами, не остается сомнений, что гормоны в своем влиянии на духовную деятельность человека носят бессознательный характер.
Особенно интересным является то обстоятельство, что данная гипотеза требует изменения некоторых представлений о человеке как информационной системе.

А.Э. Весь сущностной контент информационной системы человека в контексте Психологии Бессознательного вообще и классического психо-анализа в частности подробно рассмотрен мною в статье: "Теория Сущностного Кодирования в Свете Психологии Бессознательного":

ПРОБЛЕМА БИОИНФОРМИЦИОННОГО КОДИРОВАНИЯ
"СУЩНОСТНЫХ ПАРАМЕТРОВ" ЧЕЛОВЕКА В СВЕТЕ
ОСНОВНЫХ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ КОНЦЕПЦИЙ
(ЧАСТЬ-III)

В дополнение же к материалам этой моей статьи, следует сказать о том, что достаточно расплывчатой и неопределённой в истории научной мысли представляется сама трактовка понятия "Бессознательное"...
Так, если в аутентичном психоанализе Зигмунда Фрейда Бессознательное рассматривается по преимуществу в аспектах неврологических и "традиционно-психологических", то Коллективное Бессознательное аналитической психологии Карла Густава Юнга уже в гораздо большей степени ассимилирует аспекты теологические, культурологические и парапсихологические, ну а Социальное Бессознательное неофрейдиста Эриха Фромма так и вовсе уводит Психологию Бессознательного в область достаточно профанной социологии и политологии...
Конечно, уровень развития естествознания времён Фрейда, Юнга и даже раннего Фромма говорить о "биологии Бессознательного" в категориях строго научных далеко ещё не позволял. А вот уже с позиций современной науки термин "Бессознательное" вполне может быть ассоциирован с понятием "Информационное Биополе", что позволяет свести изучение проблем Подсознания к изучению свойств энергоинформационных полей "подвального уровня" человеческой психики, базовые механизмы которой (отлаженные в процессе эволюции человеческого сознания) функционируют по схеме: Энергоинформационный Импульс (Подсознательный Стимул) - Соматический Рефлекс - Эмоция - Осознание Ситуации - Действие...
Собственно говоря, все те вопросы, которые компетентно рассматриваются в статье А. И. Белкина "Гормоны и Бессознательное" и которыми "в сущностном ракурсе" занимается современная психонейроэндокринология, с различными аспектами проявления Информационного Биополя на психофизиологическом уровне как раз таки и связаны.
Ну а поскольку упомянутые в "преамбуле" статьи профессора Белкина "процессы обучения человека, формирования его установок и т. д." относятся именно к сущностной сфере жизнедеятельности людей, то становится понятным уже и то, что о "влиянии гормонов на духовную деятельность человека" речь в статье "Гормоны и Бессознательное" идёт именно в "латентном контексте" Теории Сущностного Кодирования (ТСК)...

А.Б. Рассмотрим роль гормонов в бессознательных процессах на клинических примерах. Условно выделим четыре типа ситуаций, в которых осуществляется поведение человека. Для обозначения ситуаций воспользуемся ранее использованными греческими буквами: альфа, бета, гамма и дельта [5].
Альфа-ситуации представляют собой широкий набор внешних фонов и соответствующих им генетически предопределенных способов реагирования. Речь, можно сказать, идет об участии гормонов в генетически запрограммированных формах поведения. Это значит, что поведение в условиях данной ситуации характерно для человека независимо от его расовых, этнических, религиозных, политических и других обстоятельств. Таким образом, основной информационной структурой, регулирующей поведение человека в альфа-ситуации, является хромосомно-генная система.
Однако в реализации соответствующей программы участвует гормональная информация, выступающая в роли активатора, тормоза или модулятора определенной поведенческой реакции, а порой и ее энергетической базы. Подобное действие гормона как посредника между раздражителями окружающей среды (ситуацией) и характером реагирования (время наступления реакции, ее сила, направленность) уменьшает "жесткость" генетически запрограммированных форм поведения личности и увеличивает степень ее свободы.

А.Э. На первый взгляд может показаться, что для обнаружения и по-следующего изучения механизмов сущностного кодирования альфа-ситуации сами по себе большого интереса представлять не могут.
Но с другой стороны, поскольку все подобные ситуации имеют непосредственное отношение к "инстинктивной сфере" человека, то не лишним будет учесть следующую авторитетную реплику Карла Густава Юнга: "Инстинктивное желание всегда и неизбежно связано с чем-то в природе мировоззрения, каким бы архаическим и тусклым это что-то не было, инстинкт заставляет человека думать, и, если он не думает по своей собственной воле, возникает принудительное мышление, ибо два полюса психики, физиологический и духовный, неразрывны". (Карл Густав Юнг, "Очерки о современных событиях")
Все альфа-ситуации могут быть описаны (хотя и чисто схематически, но, тем не менее, достаточно адекватно) с помощью следующей "фотографической модели": мозг - "фотографическая пластина", раздражители внешней среды - "световое воздействие", гормоны - "проявители и закрепители" определённого вида психической деятельности.
Разумеется, подобная модель даёт нам не слишком много в плане "сущностном", но поскольку упомянутое А. И. Белкиным воздействие гормонов, "уменьшающее жесткость генетически запрограммированных форм поведения личности и увеличивающее степень ее свободы" должно быть (уже по определению) "над-личностным", то отсюда следует, что "проявители и закрепители" предложенной модели - нейропептиды - обладают также и некими дополнительными свойствами, позволяющими им коррелировать поведенческие реакции человека также и на уровне сущностном.
Не подлежит никакому сомнению и то, что отношения между гормональной информацией и поведенческими реакциями человека, о которых говорит профессор Белкин, обязательно, как и во всех других природных информационных системах, должны быть построены по принципу обратной информационной связи, благодаря чему запуск в организме человека сложнейших механизмов сущностного кодирования как раз и обеспечивается...
Ну а кроме того, согласно современным научным данным, эндокринная система человека самым тесным образом связана с его нервной и иммунной системами, причём связь эта осуществляется именно посредством пептидных гормонов... [1]

А.Б. Представляются важным альфа-ситуации, в которых гормоны действуют более интенсивно, чем это требуется, или не в те сроки, которые предусмотрены ходом онтогенетического развития человека.
Отклонения в пусковом и корректирующем действии гормонального фактора на поведение можно определить как "информационную дисфункцию". Лишь в случаях, где имеется "поломка", можно увидеть всю значимость гормональных воздействий. Сюда относятся разной степени задержки речи, обусловленные недостатком тиреоидных гормонов; незрелость эмоциональной сферы, связанная с соматотропным гормоном, приступы булимии, аноректический синдром и другие нарушения, вызванные аномалией в гормональных воздействиях.
Итак, в широком смысле альфа-ситуация отражает участие гормонов в генетически запрограммированных программах, в том числе и программах, включающих в себя социальный фактор.
Как правило, альфа-ситуация не осознается и действие гормонов на человека проявляется на бессознательном уровне.

А.Э. Итак, определение "социальный фактор" по отношению к запрограммированному воздействию гормонов на поведение человека применено здесь А. И. Белкиным совершенно однозначно, а это означает, что с его стороны признана валидность не только одного лишь сугубо "биологического" аспекта рассматриваемой проблемы, но и аспекта "сущностного", применительно к которому кодировочная ценность явления "информационной дисфункции" должна, конечно, значительно возрастать.
Особо же нам следует остановиться на употреблённом профессором Белкиным понятии "генетическая программа"...
Дело в том, что достижения последних лет в области генетики и всей молекулярной биологии с очень большой степенью достоверности позволяют утверждать, что геном человека представляет собой ДНК-волновой (солитонно-голографический) биокомпьютер, причём биокомпьютер квантово нелокальный и системно открытый в окружающие информационно-вакуумные структуры.
А это, по сути дела, означает, что в генетический код человека уже изначально "встроена" задающая программа, с помощью "сущностно-кодировочных" механизмов которой может происходить дальнейшее эволюционное развитие и самосовершенствование человека...
В данной связи необходимо сказать ещё и о следующем важном обстоятельстве... Как это выяснили учёные-нейрофизиологи, в большинстве "обычных" ситуаций способность людей, например, к честным, бескорыстным и благородным поступкам определяется "автоматической" работой (саморегулирующейся активностью) мозжечковой миндалины, то есть того отдела головного мозга, который отвечает за интуицию и эмоции, а не способностью человека противостоять эгоистичным порывам благодаря работе префронтальной области коры головного мозга, отвечающей за мыслительные процессы.
На таком "этическом уровне" различия между людьми "хорошими и плохими" объясняется генами и отчасти - социальным взаимодействием со сверстниками еще в детстве, когда происходит формирование мозга.
Поэтому ясно, что этическое поведение людей на этом уровне к сущностному относить не следует.
Здесь можно говорить только о возможном существовании определённых методов, способствующих более благоприятному развитию (в этическом ракурсе) самой мозжечковой миндалины.

А.Б. Стержневым феноменом бета-ситуации является неопределенность ее исхода. Тревожное ожидание грядущих событий. Обстановка, когда личность не может самостоятельно повлиять на ситуацию, поскольку исход последней ей не подвластен.
Бета-ситуация характеризуется высоким уровнем тревоги. Например, ожидание наказания, меру которого должны определить другие; возможность гибели близкого человека и т. п.
Личность может сформулировать причину тревоги, может привести доводы в пользу того или иного исхода ситуации, попытаться успокоить себя, переключить свое внимание на другие события, но исход ситуации все равно остается неясным, тревога не исчезает.
С точки зрения воздействия на человека, ситуация тревожного ожидания оказывается одной из наиболее патогенных. Заметим, что к феномену тревожного ожидания эволюционно человек не подготовлен. В животном мире аналогичных ситуаций нет, ибо для этого необходимо не только наличие развитого самосознания, но и способности прогнозировать, предвидеть варианты развивающихся событий.
Внутреннее же напряжение, сопровождающее бета-ситуацию, может приобрести гипертрофированный характер, что ведет к декомпенсации основных регулирующих систем организма: потери чувства реальности, срыву психической деятельности, нарушению в работе процессов памяти, с излишней актуальностью эмоционально окрашенных событий и невозможностью вытеснить их. В более тяжелых случаях развиваются соматические заболевания.
Данный тип ситуации позволяет поставить вопрос о пределе человеческих возможностей, границах нормального сознания и его деструкции. Ведь ожидание грядущей опасности может представлять психопатологический феномен от психогенного (невротического) до эндогенного (психотического) уровня.
Не случайно Э. Крепелин [6] связывал тревогу с самой сущностью сознания, его витальными основами. О.В. Кербиков [7] определил тревогу как своеобразное самоощущение диффузного характера, которое входит в основу настроения человека.
Изучение гормонов как детерминанты бессознательного, участвующих в реализации программы психической деятельности, показало всю тяжесть для организма человека ситуаций тревожного ряда.
Таким образом, гормоны представляют собой источник невербализованной информации.
Кроме того, информация, заложенная в гормоне, дает личную окраску ситуации, внося эмоциональные и смысловые обертоны, усиливая перевод невербализованной информации в "вербализованные знания".
А.Э. Сам по себе факт прямого воздействия гормонов на психический статус человека новостью, конечно, не является: хорошо известно, например, что гормоны надпочечников могут усиливать тревогу, ипохондрию, либо наоборот - нести успокоение, эйфорию и т. д...
Но, разумеется, речь в статье А.И. Белкина идёт о гораздо большем...
Ведь, поскольку адекватность поведения человека в ситуациях тревожного ряда может обеспечиваться лишь только его "развитым самосознанием", то, значит, во всех подобных ситуациях присутствует выраженный сущностной компонент, и поэтому фиксация на гормональном уровне тяжёлых последствий бета-ситуаций является свидетельством прямого участия гормонов в "сущностно-кодировочной" деятельности...
Ну а то удивительное обстоятельство, что "информация, заложенная в гормоне, даёт личную окраску ситуации, внося эмоциональные и смысловые обертоны, усиливая перевод невербализованной информации в "вербализованные знания" красноречиво свидетельствует уже и о том, что "сущностная кодировка" представляет собой процесс непостижимо тонкий и невероятно точный...
Впрочем, слишком сильно этому обстоятельству удивляться нам всё-таки не стоит, поскольку знаковая система биоэнергоинформационного кодирования (и это подтверждается исследованиями в области генетики), наряду с сугубо математическими (цифровыми) алгоритмами, включает в себя также элементы образно-смысловые: фрактальные структуры, лингвистические тексты, звучащие мелодико-ритмо-гармонические последовательности...
А ведь наверняка существуют и такие "тонкоматериальные" факторы кодирования, о которых нам пока ещё ничего не известно!

А.Б. Рассмотрим пример бета-ситуации на клиническом наблюдении.
В отделение психиатрической эндокринологии обратился за помощью мужчина 56 лет. Назовём его А. Он входил в финансовую группу, занимающуюся сложными и крайне рискованными биржевыми операциями.
Исключительное доверие, которое оказывали ему компаньоны и которое в результате привело его к нам, заключалось в следующем. Все проводимые финансовые операции, номера банковских реквизитов и даже наименования банков были доподлинно известны только А.
Профессиональную тайну наш пациент обязан был хранить исключительно в памяти. В 1993 году компании грозило разорение. Исход борьбы на финансовом рынке впрямую зависел от того, узнают ли конкуренты о зарубежных вкладах. Но когда опасность миновала, наш пациент к ужасу обнаружил, что все стерлось в его памяти. Он не помнил ничего: ни номеров счетов, ни наименования банка, ни города и страны, в котором мог находиться банк. Очевидно, под влиянием сильнейшего стресса мозг заблокировал, "вытеснил" опасную для жизни информацию. Обращало внимание, что вытеснению подверглась выборочная информация. В норме оставалось и общее состояние пациента. Но это не облегчало, а наоборот, усугубляло его положение. Не замечая признаков душевного расстройства, партнеры А. наверняка заподозрили бы его в предательстве. Страх перед неминуемым разоблачением, как можно предположить, сыграл роль дополнительного стресса, служащего как бы двойным блоком на психические структуры памяти.
На момент осмотра состояние пациента характеризовалось как диссоциативная амнезия, при которой после тяжелых потрясений в памяти наблюдаются разного рода "провалы". Бывает, что эта "черная дыра" поглощает всю предшествующую жизнь человека, все его сведения о себе самом, включая имя, фамилию и возраст. Своеобразие рассматриваемого феномена заключалось в том, что травма была не только чисто психологической, но и не связанной с реальным наступлением каких-то тяжелых событий. Источником разрушительного страха были лишь предчувствия, предвосхищения и воображение.
Предположим, что по своей травмирующей силе эти прогностические переживания уравнялись с физическими страданиями.
Вытеснение - одна из самых распространенных защитных реакций психики. Она спасает личность от опасного перенапряжения, переводя в область бессознательного то, с чем сознанию слишком тяжело справиться. Работа психоаналитика, как указывал Фрейд [8], почти на три четверти заключается в преодолении этой защитной реакции, обнаружении и сознательной проработке вытесненных впечатлений и переживаний. Редко можно встретить глубокий внутренний конфликт, отражающий мир пациента, в котором не присутствовало бы вытеснение.
То, что произошло с А., с позиций психоанализа выглядит непривычно. Чаще столь глубокому вытеснению подвергаются эпизоды и взаимоотношения, относящиеся к периоду раннего детства, поэтому сам возраст нашего пациента придает случившемуся оттенок исключительности. Примечательна и другая особенность: обычно люди даже не догадываются, что в их воспоминаниях есть эти существенные пробелы. А здесь пациент без труда восстанавливал в мельчайших подробностях все свои действия, но лишь до определенных границ. Он точно, без подсказок знал, что именно должно находиться внутри этой черты, но тщетно старался нащупать хоть какую-то зацепку, чтобы восстановить в сознании забытое.
Этот диагностический штрих позволял надеяться, что помочь пациенту будет совсем нетрудно. Но после нескольких сеансов психоаналитически ориентированной терапии иллюзии рассеялись. Не дали результата и попытки применения гипноза. В иных условиях это никого бы не обескуражило: психоаналитически ориентированная терапия длится долго. Но у А. не было такого большого запаса времени. Его паника с каждым днем нарастала, поэтому было решено изменить тактику лечения, совместив психоаналитически ориентированную терапию с гормонотерапией.
Пациенту был назначен курс лизин-вазопрессина 20. Основная функция этого низкомолекулярного полипептида, как известно, поддерживать в организме постоянство объема и осмотической концентрации жидкостей. Он и вошел во врачебную практику главным образом как препарат, обладающий антидиуретическими свойствами. Но постепенно стали все больше и больше привлекать внимание его психотропные возможности. Было обнаружено, что вазопрессин принимает участие в процессах обучения и консолидации следов памяти и в некоторых случаях предупреждает амнезию. В литературе встречаются сообщения об успехах, достигнутых с помощью вазопрессина даже при крайних формах беспамятства, когда наступает полный распад личности.
Это болезнь Альцгеймера или сенильная деменция. Но и после приема лизин-вазопрессина никаких изменений в состоянии А. не произошло.
Продолжая интраназальное введение препарата, мы возобновили психоаналитически ориентированную терапию. И только после этого невидимый барьер, заблокировавший память пациента дал первую маленькую трещину. Произошло это во сне. А. увидел себя в столице европейской страны, хорошо ему знакомой, после чего проснулся в полной уверенности, что банковские операции производились именно там. Все остальные подробности по-прежнему тонули во мраке, но у пациента появилась надежда. По нашей рекомендации выехал в приснившийся ему город: живые впечатления, знакомые пейзажи, облик горожан, звуки местной речи, специфические запахи - все это должно было, по нашему мнению, завершить разблокировку памяти.
Так и случилось. На третий день приема препарата в просоночном состоянии вытесненная из сознания картина восстановилась полностью и безошибочно. Что и подтвердил визит пациента в искомый банк.
Эффективность комплексного подхода, построенного на сочетании психоаналитически ориентированной и гормональной терапии, доказывают и другие клинические примеры.
С необычной жалобой обратился один из высокопоставленных чиновников.
Острые конфликтные ситуации в его работе возникали постоянно, но не в этом заключалась проблема. В самые острые моменты, помимо его воли, на лице появлялась улыбка. Сколько ни пытался пациент взять под контроль свои лицевые мышцы, справиться с этим не мог. Вся его карьера оказалась под угрозой.
По логике психоанализа, необходимо было выявить первопричину этой нелепости, но никакие экскурсы в прошлое ничего не принесли. И только в сочетании с приемом вазопрессина удалось приподнять завесу тайны. Пациент вспомнил, что в раннем детстве он сильно страдал от жестокости матери. За малейшую провинность она больно била его по щекам. И однажды, вместо того, чтобы расплакаться, мальчик ответил на побои улыбкой. От такой дерзости мать еще больше разъярилась, но бить перестала. Это повторилось несколько раз, после чего мать навсегда забыла о пощечинах. В те периоды взросления, от которых в памяти человека обычно сохраняются отчетливые следы, ничего подобного в отношениях с матерью не происходило. Поэтому так прочно и забылся этот эпизод из детства, а вот бессознательный механизм, вызывающий улыбку в ответ на угрозу агрессии, на психическое перенапряжение сохранился. И только добравшись до его корней, удалось постепенно разрушить привычку.
А.Э. Итак, все подобные примеры из клинической практики достоверно выявляют связь между воздействием гормональной информации и вербальным фактором. И в этой связи, часто высказываемое А. И. Белкиным утверждение, что "одним из наиболее эффективных путей решения вопроса об участии гормонального кода в усвоении и реализации социально детерминированных шаблонов и стереотипов эмоциональных и поведенческих реакций является тщательный анализ редчайших случаев, встречающихся в клинической практике" выглядит, конечно же, абсолютно справедливым и обоснованным...
Но особо значимым для нас в этих весьма ценных клинических наблюдениях представляется именно то, что гормональная информация начинает эффективно воздействовать на пациентов лишь только в случае приложения с их стороны волевых усилий, которые, разумеется, во многом обусловлены мотивацией сущностного порядка.
В клинической и психологический практике накапливается всё больше данных о том, что в качестве информационных детерминант гормоны выступают лишь только в тех ситуациях, важным элементом которых является активная социальная деятельность человека... 

А.Б. Совсем иные клинические примеры встают перед нами в гамма-ситуации.
Ее отличительная черта - в огромной количестве индивидуальных субъективно-психологических установок и внешних обстоятельств.
Гамма-ситуации, как правило, осознаются человеком. Субъект может сформулировать свое желание, цель, характер действий, сознательно повторять их неограниченное число раз и т. д. Можно сказать, что гамма-ситуации - это в значительной мере ритуализованные формы поведения человека в обществе, основанные на знании им многочисленных рекомендаций, правил, запретов, условностей, норм и предписаний, используемых для достижения готовых целей.
Природа только в человека вложила удивительную способность к целенаправленной регуляции многих систем и органов, способность к воображению и целенаправленному мышлению, способность сознательно воздействовать на свою сенсорную и телесную организацию, перестраивать их не только функционально, но и морфологически, расширяя диапазон адаптационных возможностей.
К этому типу ситуаций близок известный феномен функциональной карликовости.
Ребенок, которого в семье постоянно третируют (бьют, оскорбляют, осыпают угрозами) перестает расти.
Лабораторные исследования обнаружили, что у таких детей снижены показатели гормона роста. Порой сама жизнь доказывает, что этот дефект имеет психогенную природу: стоит ребенку на длительный период сменить домашнюю обстановку, например, попасть в хороший детский лагерь, и он начинает расти, как говорят на "дрожжах".
Казалось бы, сама собой напрашивается идея искусственно восполнять недостаток гормонов. Но, как показывает опыт, психотропный эффект привнесенного извне гормона пропадает в "холостую". Процессы роста не активизируются.
Предпринимались и другие логичные, на первый взгляд, попытки воздействовать на организм, нормализуя психическое состояние маленьких пациентов. Ведь мы уверены, что первоисточником зла являются именно тяжелые психические травмы.
Однако психотерапия улучшает общее состояние ребенка, но никак не ускоряет его рост.
Изменения, зачастую значительные, происходят только тогда, когда мы подвергаем пациента двойному воздействию: и психоаналитически ориентированной терапии, и гормональному воздействию одновременно.
Таким образом, участие гормона в реализации направленных изменений в соматической и психической сферах тесно переплетается с бинарностью гормонального эффекта. Сущность последнего заключается в том, что молекула гормона, которая несет информацию в мозг, не только формирует соответствующую поведенческую реакцию, но и обеспечивает на уровне целого организма ее реализацию. О бинарности действия гормона можно говорить лишь в случаях, когда психические сдвиги и соматические изменения синхронизированы во времени и направлены на достижение одной и той же конечной цели - адаптации организма.
Можно сказать, что гормон как информационный агент обладает двумя основными характеристиками: содержательной, которая достигается за счет ситуации, в которой действует личность, и ценностной, основанной на ее прошлом опыте. Без этих двух характеристик гормон "слеп", поскольку его влияние на психику проявляется лишь в конкретной индивидуально значимой для личности ситуации.

А.Э. Опять же, присутствие ситуационного, ценностного и личностного ("индивидуально-значимого") факторов в воздействии гормонов является весьма показательным, поскольку это присутствие самым прямым образом свидетельствует о способности гормонов воздействовать не только на физиологию человека, но и на его сущностную сферу, роль которой в гамма-ситуациях становится уже едва ли не ключевой...
Чуточку подробнее остановимся на крайне знаменательном и важном для нас моменте, который специально отмечает в своей статье также и А. И. Белкин - на факторе зависимости бинарного действия гормона от "синхронизированности во времени и направленности на достижение одной и той же конечной цели - адаптации организма"...
Дело в том, что высшим приоритетом и главной целью человеческой жизни является эволюционное развитие, которое, как известно, имеет негэнтропийную (антиэнтропийную, эктропийную) направленность, обусловленную во многом факторами адаптационного характера.
И, судя по наблюдениям А.И. Белкина, наши гормоны об этом прекрасно "знают"!
А посему, гормоны "помогают" нам лишь только в том случае, если мы постоянно и неуклонно движемся вперёд - в направлении эволюционного развития.
Если же человек в эволюционном отношении "пробуксовывает" и "пятится назад" (останавливается в своём духовно-интеллектуальном росте, утрачивает волевые качества, перестаёт эффективно работать на благо эволюции, нравственно деградирует...) то здесь уже гормоны ему не помогают, а лишь только чётко регистрируют (соответствующим образом кодируют) всю неблагополучную информацию о "сущностных сбоях" и "деградационных дефектах" такой эволюционно-ущербной личности...
Крайне важным для нашего исследования представляется и тот факт, что сам человек, как носитель гормонов в качестве информационной детерминанты, семантику (смысл) информации, которую он получает от данной ситуационно-обусловленной биохимической сигнализации, вполне может и не осознавать, но "знание" об этой ситуации уже изначально содержится в самом гормоне, и конкретным образом актуализируется в каждой из подобных ситуаций, то есть выявляется в момент сопоставления этого "знания" с ценностной ориентацией (установкой) человека...
Таким образом, невольно возникает предположение о том, что гормоны латентно наделены некими ситуационными кодами, которые могут быть проявлены (активированы) лишь только при вполне определённом "ситуационно-поведенческом раскладе"...
Момент активация кода "слепого" гормона моментом "прозрения" этого гормона как раз и явится...
Ну а уже момент активация кода "слепого" гормона моментом "прозрения" этого гормона как раз и будет...
Например, в случае упомянутого А. И. Белкиным "холостого действия гормона роста", достаточно эффективным толчком для активации кода этого гормона послужило соответствующее вербальное воздействие...
Вообще, факт воздействия слов на биологические системы известен уже давно. Например, академик Владимир Лоцилов брал семена морко-ви, делил их на две группы, помещал в абсолютно одинаковые условия и ежедневно разговаривал с семенами: одну группу семян нещадно "ругал", а вторую всячески "нахваливал".
Как и следовало ожидать, урожай в "хваленой" группе оказался на-много выше, чем в "поруганной"...
Гораздо более впечатляющий эксперимент провёл академик Пётр Гаряев: "Нам удалось получить предварительные результаты по влиянию кодовых вербальных структур, транслируемых через аппаратуру, на геном растений-акцепторов.
Зафиксирован факт распознавания геномами растений человеческой речи, что коррелирует с идеей лингвистической генетики о глубинном сходстве механизмов словообразования и синтеза речи для хромосом и человеческих языков, соответствует гипотезе существования праязыка людей и перекликается с постулатом структурной лингвистики, согласно которому все естественные языки на глубинном уровне имеют врожденно-универсальную грамматику, инвариантную для всех языков, и, вероятно, для языка генома как одного из них. Об этом же говорят широко известные данные о генетическом дефиците хромосом, не позволяющем полностью реализовать программы развития организма в условиях внешней искусственной полевой информационной изоляции. Фильтрация или искажение некоторых (гено-знаковых) внешних естественных физических полей вызывает уродства и гибель эмбрионов..."

Как известно, патология большинства форм органической карликовости (гипофизарного и гипоталамно-гипофизарного нанизма) имеет генетическую обусловленность, и в этой связи ещё раз хочется подчеркнуть важность для нашего исследования констатации различных связей и взаимодействий между механизмами кодирования гормонального и генетического...

А.Б. Особенно ярко это проявляется при сексуальных извращениях, гомосексуализме и транссексуализме.
Если говорить о технике хирургической трансформации пола, то она действительно ушла далеко вперед от первоначальных шагов, предпринятых еще в середине 50-х годов прошлого столетия. В эндокринологическом обеспечении этой группы больных также достигнут ощутимый прогресс. Но крайне болезненно нередко протекает процесс социальной адаптации, особенно когда формирование личности в целом уже завершилось. Опыт сочетанной терапии, который мы предлагаем, позволяет надеяться на перспективное направление дальнейших поисков.
Среди транссексуалов, проходивших обследование в связи с желанием сменить паспортный и анатомический пол, был 19-летний юноша по имени Т., приехавший в Москву из Сибири. Если считать главным диагностическим критерием транссексуализма длительность желания перехода в другой пол, то диагноз Т. не вызывал сомнений. С самого раннего детства Т. не испытывал ни какого влечения к мальчишеским играм и развлечениям. Рано появилась привычка переодеваться в женскую одежду. Пробираясь тайком в родительскую спальню, он с удовольствием примерял наряды матери, ее туфли на высоких каблуках. Любил, когда от него пахло пряными дамскими духами, ему нравилось наносить на лицо косметику, а потом долго любоваться собой перед зеркалом. С наступлением пубертатного периода женская идентификация окончательно закрепилась. Подобно всем транссексуалам, Т. твердил, что у него женская душа, по недосмотру природы оказалась в мужском теле. Он был полон решимости любой ценой исправить эту ошибку. Единственное, чего удалось достичь ценой долгих уговоров, - это согласия повременить с операцией, чтобы как следует испытать себя.
Прежде всего надо было дезактуализировать эротическую составляющую эмоциональных переживаний. Цель была достигнута с помощью антиандрогенов. Эмоциональное состояние молодого человека стало более спокойным. Изменился и характер сновидений. Из них стали исчезать сексуально возбуждающие сцены, в которых Т. рисовался самому себе в виде очаровательной девушки, вызывающей всеобщее восхищение. Появилась способность к рациональному анализу жизненной ситуации, к спокойному обсуждению разных вариантов ее развития.
Свойственная транссексуалам одержимость если не исчезла, то значительно смягчилась. Это создало предпосылки для начала углубленной психоаналитической терапии, подкрепленной приемом вазопрессина.
Интенсивная проработка воспоминаний раннего детства позволила в мельчайших деталях восстановить весь путь формирования "женской души". В силу сложного комплекса внутрисемейных отношений привязанность к матери привела к полной идентификации с ней вплоть до утраты чувства собственного пола. Проходя вторично этот путь во время сеансов, пациент постепенно проникался новым отношением к самому себе и своим проблемам. Если прежде они были для него чем-то фатальным, неотвратимым, то теперь он начинал видеть в них всего лишь некую свою особенность, появившуюся в определенный момент под действием конкретных обстоятельств. А от этого уже не так было далеко и до мысли, что существовал, и другой период, пусть давний и мимолетный, когда эта особенность вовсе и не была ему присуща и при другом повороте событий могла и не появиться. Психоанализ постепенно подводил Т. к трезвому самоанализу, к желанию разобраться: какой же я настоящий?
Чтобы помочь этой серьезной внутренней работе, мы применили еще один психотерапевтический метод - игру. Ситуации, в которые предлагалось поставить себя молодому человеку, были самыми простыми: пойти в магазин мужской одежды и сделать себе покупку; отправиться в бар и найти способ присоединиться к компании сверстников; провести вечер в дискотеке, познакомиться с девушкой, добиться свидания. Сначала Т. относился к этим заданиям исключительно как к игре, проявлял в ней недюжинные актерские способности. Он сразу обнаружил, что, даже переодеваясь в мужской костюм, становится мало похож на мужчину - слишком долго культивировал в себе женскую походку, пластику, мимику, манеры. Чтобы хорошо сыграть свою роль, ему пришлось, прежде всего, присмотреться к окружающим, подметить и хорошенько отрепетировать характерные для мужчин движения и жесты, другими словами, переналадить всю свою мышечную систему. Особой коррекции требовала речь: дело было не только в произносимых словах, но и в голосе, регистр которого Т. с помощью многолетних упражнений научился менять до неузнаваемости.
Игра оказалась очень увлекательной для Т. Магическое "как будто" имеет власть не только над детьми: описывая свои ощущения в момент "выходов в свет", Т. признавался, что временами его как бы вымышленное "Я" целиком сливались если не с реальным, то уж, по крайней мере, привычным. Окружающие не могли оценить блеск его игры, что очень важно было для самочувствия, но уже одно то, что его поведение казалось всем нормальным и естественным, поднимало Т. в собственных глазах. На опыте Т. убедился, что быть мужчиной в сущности приятно!
Самое сильное эмоциональное впечатление вызвала у Т. реакция со стороны женщин. Пациент определенно пользовался у них успехом. Он быстро понял, что его появление в магазине или в баре не остается незамеченным: девушки всячески старались привлечь его внимание, многие начинали кокетничать. Знакомства завязывались легко, и Т. чувствовал, что только от него зависит, какой характер примут отношения. Когда Т. рассказывал об этом, глаза у него начинали блестеть, в голосе появлялись непривычные нотки. Уловив эти изменения, мы дали гормональное подкрепление в виде тестостерона. И это, как можно предположить, ускорило наступление перелома в лечении, ознаменовавшегося первым в жизни эротическим сновидением, в котором он выступал в качестве сексуального партнера. Вывод об окончательном преодолении транссексуальных тенденций можно будет сделать лишь много времени спустя. Но на сегодняшний день у Т. отмечается установка о том, что ему не нужна хирургическая смена пола. Как и подавляющее большинство транссексуалов-мужчин, Т. инфантилен и в пору зрелости вступит еще нескоро. Но уже несколько лет в его состоянии не наблюдается опасных рецидивов.
Та же методика сочетанной терапии оправдывает себя и при оказании врачебной помощи гомосексуалам, стремящимся победить свою природу.
Под этим наши пациенты не всегда подразумевают полное освобождение от однополых влечений. Многие считают вполне нормальным гетеро- и гомосексуальное сосуществование - они просто расширяют круг своих сексуальных контактов. Медики помогают пациенту освободиться от бессознательного страха перед женщиной, лежащего в основе однополой любви, делают его существование насыщенным и более полноценным.
Открывается путь к женитьбе, переживанию радости отцовства, к созданию теплого семейного очага. С этим он и покидает клинику. Но какой он сделает выбор - зависит от него самого.

А.Э. Проблемы, связанные с полоролевой идентификацией пациентов, имеют, безусловно, выраженный сущностной компонент, и поэтому изучение различных "наглядных" полоролевых аномалий представляет в контексте нашего исследования огромную ценность.
Кроме того, все подобные "нетрадиционные истории" невольно наводят на мысль о том, что уж если человек способен преодолевать даже и такие свои "сущностные катастрофы", которые обусловлены тяжёлой психопатологией, то уметь восполнять одними лишь "несмертельными" усилиями воли свою "обычную сущностную недостаточность" психически здоровым людям должно быть под силу тем более...
Ну а тут уже автоматически возникает ещё одна актуальная мысль: ведь в то время как все гомосексуалы и транссексуалы о своей "необычности" (назовём это так) прекрасно осведомлены, подавляющее большинство "обычных людей" о своей "сущностной недостаточности" чаще всего даже и не подозревает, поскольку искренне считает эту свою недостаточность общепринятой нормой, на которую им в своей жизни до самого конца ориентироваться и следует. А ведь, например, основатель Гуманистической Психологии Абрахам Гарольд Маслоу выражался о подобного рола "нормальности" следующим образом:
"Нормальность представляет собой разновидность болезни, уродства или задержки развития, которые мы делим с остальными людьми и которые поэтому не замечаем".
Всех интересующихся феноменом "сущностной недостаточности" я отсылаю к различным "профильным материалам", размещённым на моём сайте http://aramenfi.narod.ru, ну а здесь хочу сказать ещё о том, что, с точки зрения современной психоэндокринологии, различные психические расстройства гендерного характера (гермафродитизм, гомосексуализм, транссексуализм, педофилия...) обусловлены вполне определёнными гормональными кодами...
Как считал выдающийся американский психоэндокринолог и сексопатолог Джон Уильям Мани, эти "гендерные коды" начинают формироваться у человека ещё в процессе его внутриутробного развития - в тот особый, критический период, когда зародыш максимально восприимчив к андрогенам и эстрогенам. Согласно Д. У. Мани, аномалии сексуального поведения будущей личности возникают под влиянием гормонального дисбаланса, имевшего место именно в период пренатального развития плода...

А.Б. Ресурсы сочетанной терапии, как убеждает опыт, практически безграничны.
Когда было установлено, что многие пептидные гормоны (TRH, вазопрессин, окситоцин, МИФ, лицин-энкефалин, АКТГ и др.) оказывают антидепрессивное воздействие [9], психиатры не замедлили воспользоваться этими препаратами для облегчения состояния больных с различными формами депрессии.
Но результаты часто ставили в тупик.
Депрессивная симптоматика могла смягчиться благодаря лечению, но могла и усилиться. Достаточно быстро удалось установить количественные закономерности: при приеме высоких доз гормональных средств эффект оказывается противоположным тому, какое оказывают малые их дозы. Но и точно выверенная дозировка не дает, как выяснилось, никаких гарантий: лекарство может подействовать, а может (в таких же по сравнению условиях) не дать никакого эффекта или вызвать лишь кратковременное улучшение. Вместе с тем, сочетание гормонального и психоаналитического лечения позволяет добиться стойкого улучшения состояния больного даже в тех случаях, когда депрессия входит в структуру психических заболеваний: шизофрения, невроз навязчивости, маниакально-депрессивный психоз.
По нашим наблюдениям, большинство антидепрессантов, в отличие от пептидов способны всего лишь устранять негативную эмоциональную симптоматику. Последние же, например окситоцин, дезактуализируют саму причину тяжелого душевного состояния и тем самым смягчают следы, которые перенесенная психическая травма надолго оставляет в душе и в самой жизни личности.
Упомяну о положительных результатах применения гормональных препаратов (прежде всего опиоидного пептида лейцин-энкефалин) в лечении больных, страдающих наркоманией. Тяжелое психическое состояние таких пациентов - чувство тревоги и беспокойства, расстройства мышления, вспышки агрессии - порой не позволяют не только успешно проводить психотерапию, но даже и просто приступить к ней. Лейцин-энкефалин снимает это препятствие: пациент успокаивается, исчезают мучительные симптомы, он становится более контактным и рассудительным [10].
Исследования показывают исключительно высокую эффективность сочетания гормонального лечения с психоаналитически ориентированной терапией. Но что порождает эту удивительную связь психологических и биологических механизмов?
Вполне допустимо, что именно пептиды выполняют роль связующего звена в цепи перехода психического в соматическое, участвуют в осознании ситуации и выработке адекватных решений.
Ряд пептидов (например, TRH [11]) оказываются эффективными лишь при вербальном сопровождении, то есть слово содействует или же образует необходимые условия для передачи информационного кода, содержащегося в речи, в информационный код гормона. Таким образом, гамма-ситуации отличаются тем, что они могут быть адекватно разрешены лишь при осознании ситуации. Более того, поскольку гамма-ситуации чрезвычайно динамичны, изменчивы, относительно быстро возникают и разрушаются, то связанные с ними нейропептиды должны постоянно возникать и разрушаться, или же находиться в организме в достаточном количестве для того, чтобы обеспечить процессы передачи, получения, хранения и использования организмом вербальной информации. Нехватка или отсутствие требуемых пептидов делает работу соответствующей информационной подсистемы весьма затруднительной или полностью ее разрушает. Этим, по-видимому, и объясняются некоторые случаи неадекватного поведения и его нормализация после введения пептидных гормонов.

А.Э. Да, тут, конечно, есть над чем серьёзно призадуматься многим "материалистически заквашенным" учёным...
Ведь, с точки зрения любого убеждённого материалиста, "сомнительные тезисы" профессора Белкина о "передаче информационного кода, содержащегося в речи, в информационный код гормона", об "участии гормонов в осознании ситуации" и т. д. очень сильно попахивают форменной мистикой и некой "ненаучно-фантастической потусторонностью"...
Но, как известно, сам Арон Исаакович Белкин, будучи по жизни "искренним атеистом" (или, если угодно, "стихийным материалистом") в нездоровой увлечённости мистикой, ненаучной фантастикой и прочими "потусторонностями" никем и никогда уличён не был...
А посему, можно смело утверждать, что уж коль скоро твёрдо стоящий на материалистических позициях и безусловно дорожащий своей профессиональной репутацией учёный, коим и являлся на самом деле не-пререкаемо авторитетный в научных кругах профессор А.И. Белкин, вынужден говорить об "удивительной связи психологических и биологических механизмов", то, значит, связь эта заявляет о себе настолько сильно, открыто и убедительно, что не замечать её честный и добросовестный учёный-исследователь просто не может...
Хотя, справедливости ради, здесь надо сказать о том, что статья А.И. Белкина "Гормоны и Бессознательное" является на самом деле слегка отредактированным вариантом его более ранней статьи "Гормоны в Информационной Структуре Человека" (Вопросы теоретической и клинической психоэндокринологии. Труды Московского НИИ Психиатрии, 1988 год), написанной Ароном Исааковичем в соавторстве с известным философом, крупнейшим российским специалистом в области информационной эпистемологии, профессором Анатолием Ильичом Ракитовым. А вот уже назвать "искренним атеистом" или "стихийным материалистом" А.И. Ракитова, человека феноменальной эрудиции, колоссальной глубины мышления, огромной широты мировоззренческих взглядов и интересов, ну просто никак нельзя...
Так вот, процесс "осознания ситуации", в котором, согласно утверждению А.И. Белкина, "участвуют гормоны", представляет собой, разумеется, акт Сущностного Поведения человека. Поскольку же, (и об этом мы говорили выше) во всех природных информационных системах соблюдается принцип обратной информационной связи, то Сущностное Поведения человека со своей стороны также способно участвовать в процессе "прозревания" некоторых видов его пока ещё "слепых" гормонов, а точнее - в процессе структурирования этих гормонов вполне определёнными информационными кодировками...
Ну а теперь давайте непредвзято ответим на естественным образом возникающий в этой связи вопрос: неужели способность гормонов кодировать сущностное поведение человека (моя гипотеза) "мистичнее и фантастичнее" способности этих же гормонов регулировать поведение человека на сущностном уровне (утверждение А.И. Белкина)?
Разве не очевидно, что это - явления одного и того же порядка "мис-тичности и фантастичности", которые к тому же ещё и жёстко "повязаны" друг с другом отношением обратной информационной связи?!
Впрочем, об "активации соответствующего гормонального звена под воздействием социальных факторов" говорил и сам профессор А. И. Белкин, хотя, конечно, делал он это без каких-либо намёков на возможную связь подобной активации с процессом сущностного кодирования, о котором Арон Исаакович
всерьёз никогда даже и не задумывался...

А.Б. Существует серьезное основание выделения еще одного типа ситуаций - дельта-ситуаций - и специфичных гормонов, участвующих в их реализации. Речь идет о ситуациях, включающих элементы интуитивного мировосприятия, предчувствий и некоторых форм измененного сознания (например, экстаз). Сюда же относятся ситуации, связанные в той или иной степени с чувством предвосхищения, неосознанным восприятием, озарением, подсознательным этапом творчества и т. д.
Здесь нет сколько-нибудь мощных стрессовых раздражителей. Скорее, напротив, ситуация носит антистрессовый характер. В качестве гормонов участвующих в реализации данной ситуации, как можно предположить, выступают гормоны, продуцируемые "АПУД-системой".
В настоящее время описано около 40 типов АПУД-клеток. Располагаясь практически во всех жизненно важных органах и вырабатывая высокоактивные химические вещества (пептидные гормоны и биогенные амины), клетки АПУД-системы играют важную роль в поддержании гомеостаза (12). Есть основания предполагать, что у человека эта система обеспечивает долговременные состояния организма нестрессового характера и обусловливает возможность поведения, мало зависимого от внешней среды и состояния организма (на данный момент), деформируя в ту или иную сторону характер остальных мотиваций (ослабляя, усиливая или даже полностью их блокируя). Сама же "АПУД-система", по-видимому, тесно спаяна со многими подсознательными механизмами.

А.Э. "АПУД-система" представляет собой вторую по счёту (называемую также "диффузной") из четырёх выделенных в настоящее время эндокринных подсистем организма человека. К АПУД-системе относятся, в частности, клетки шишковидного тела (эпифиза или пинеальной железы), поскольку пинеалоциты (в которых, наряду с пептидными гормонами, присутствуют биогенные амины) способны к захвату и декарбоксилированию предшественников аминов (вспомним в этой связи, что название "APUD" - это аббревиатура из первых букв английских слов: Amine-амин, Precursor-предшественник, Uptake-захват и Decarboxylation-декарбоксилирование).
Вообще, работа АПУД-системы изучена пока недостаточно, но мно-гое из того, что о ней уже известно, говорит о том, что данная эндок-ринная подсистема, кроме всего прочего, выполняет ещё и роль некоего "информационного каркаса", который оптимизирует и "доводит по точности" все происходящие на гормональном уровне кодировочные и декодировочные процессы...
И действительно, соответствующие медико-биологические исследования показывают, что функционирование самой "АПУД-системы" регулируется некой особой электромагнитной системой внутреннего излучения организма человека... А поскольку в настоящее время известно уже о существовании собственного сверхслабого излучения отдельных клеток организма и разработана концепция сверхслабых дистантно-информацион-ных межклеточных взаимодействий, имеющих акустико-электро-магнитную природу и во многом обусловленных экстремальным воздействием биологических, химических и физических агентов, то на основании всего этого можно сделать вывод, что тончайшие механизмы функционирования АПУД-системы отличаются особой точностью...
Несомненным представляется и факт тесного взаимодействие "АПУД-системы" с Аппаратом Центральной Нервной Системой (ЦНС) организма человека, поскольку есть серьёзные основания предполагать, что пик выброса гормонов в организме производит также и структурную перестройку всей ЦНС, которая (и об этом писал ещё академик А. А. Ухтомский) "является самым "электромагнитным" образованием организма"...
Ну а вот что пишет о "кодировочных функциях" нервных импульсов академик П. П. Гаряев:
"Принято считать, что нервный импульс прост, что он является всего лишь волной деполяризации, и поэтому шифровка информации здесь происходит только по частотному механизму. Расчеты показывают, однако, что частотные модуляции недостаточны для кодирования. А. А. Березиным проведено крупное исследование, из которого следует, что нервные импульсы - это солитоны в рамках явления возврата Ферми-Паста-Улама (ФПУ), и, что самое главное, такие солитоны отображают в своей структуре РНК и ДНК - "тексты".
В развитии этой идеи нами выдвинуто предположение о знаковой смысловой связи солитонов на хромосомном уровне и солитонов нервных импульсов. Это свидетельствует в пользу связи сознания и его отображения - "слова" с основной информационной фигурой биосистем - молекулами ДНК с их новыми, неизвестными ранее, типами памяти. Солитоны ДНК способны после "прочитывания ими генотекстов" покидать пределы ДНК в форме особых электромагнитных полей с тем, чтобы узнавать нужные участки других молекул ДНК и формировать целостные новые "тексты", необходимые в данный момент для выполнения биофункций, в том числе и путем передачи информации в нервные импульсы".

Что же касается "сущностно-кодировочной спецификации" дельта-ситуаций (которые напрямую связаны с такими сугубо сущностными фе-номенами как "творческая фантазия", "талант" и "гениальность"), то следует полагать, что кодированию в этих ситуациях, в первую очередь, подвергаются именно те сущностные параметры человека, которые имеют прямое отношение к его творческо-ориентированной (и особенно, конечно, художественно и научно направленной) деятельности...
Дальнейшее рассмотрение материалов статьи А. И. Белкина "Гормоны и Бессознательное" покажет нам, что нейропептиды "специализируются" по определённым видам сущностных ситуаций, и в этой связи вполне логичным будет предположить, что "АПУД-система" способна проду-цировать также и нейропептиды, специализирующиеся по таким дельта-ситуациям, которые онтогенетически связаны с крайне важным в этиче-ском отношении фактором "осознанного страдания"...

А.Б. Рассмотрим гормоны в структуре ситуационного поведения. Поведение человека может считаться нормальным, если между субъектом и предметной средой существует такого рода соответствие, которое позволяет наиболее адекватно достичь биологических или социальных целей. Отсутствие такого соответствия является показателем аномальности в поведении (бихевиоральная дисфункция) личности, ее функционального несоответствия ситуации. Бихевиоральная дисфункция может обнаруживаться в одних ситуациях и не обнаруживаться в других.
Это означает, что само понятие нормальности или аномальности поведения является ситуационным. Об общей аномальности можно говорить в случаях, когда в большинстве возможных типовых ситуаций имеет место бихевиоральная дисфункция.
Каким образом создается и гарантируется бихевиоральное соответствие субъекта и предметной среды в различных ситуациях?
Для ответа нам придется выдвинуть гипотезу, имеющую прямое отношение к традиционной проблематике психоанализа, восходящей к работам 3.Фрейда и отчасти К. Юнга. Бесспорным остается факт, что психоанализ нащупал некоторые действительные механизмы, позволяющие хотя бы отчасти объяснить целый ряд невротических аномалий и бихевиоральных дисфункций.
А.Э. Наибольший интерес для нас в контексте традиционного фрейдовского психоанализа должен, конечно, представлять онтогенез именно тех бихевиоральных дисфункций, которые возникают в результате инфляционного конфликта между Эго и Супер-Эго – того самого конфликта, при котором Эго переступает некую запретную в этическом отношении черту и добивается своих целей, невзирая на активное противодействие этому со стороны Супер-Эго.
Ясно, что с точки зрения Теории Сущностного Кодирования, подобное девальвационное разрешение конфликта в пользу Эго неизбежно влечёт за собой ущербное сущностное кодирование "по линии совести"...
Ну а что касается других возможных причин возникновения бихевиоральных дисфункций, то следует иметь в виду, что якобы "аномальное" поведение некоторых людей в условиях нравственно нездорового общества вполне может свидетельствовать как раз таки о "сущностном здоровье" этих людей, в то время как прогнозы относительно результатов сущностного кодирования в ситуациях, связанных с конформистским проявлением в условиях морально нездоровой социальной среды "нормально-бесконфликтного" социального поведения, оказываются весьма неблагоприятными...
К тому же ещё необходимо ясно понимать, что, с точки зрения "сущностного контроля", наибольшую ценность в людях представляет их бескомпромиссная честность и яркая самобытность, а посему - широко растиражированный контингент граждан из серийно-серой категории "как все" никаких эволюционных перспектив иметь не может...

1. А.Энфи. Психонейроиммунологические аспекты ТСК (Комментарии к статье профессора В.С. Ротенберга "Психонейроиммунология - Новый Аспект Старой Проблемы").

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ, ИСПОЛЬЗОВАННОЙ В СТАТЬЕ
А.И. БЕЛКИНА "ГОРМОНЫ И БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ":

1. Kandel. Eric R. Биология и будущее психоанализа: новый взгляд на концептуальную базу для психиатрии // Обзор современной психиатрии, 2000. Вып. 6. С. 6.
2. Фрейд 3. Три статьи по теории сексуальности // Основной инстинкт. М.: Олимп, ACT, 1997. С. 96.
3. Кветной И. Вездесущие Гормоны. М.: Молодая гвардия, 1988.
4. Мозг и гормоны / Под ред. А.И. Белкина // Труды МНИИ психиатрии МЗ РСФСР, 1979. Т. 86.
5. Белкин А.И., Ракитов А.И. Гормоны в информационной структуре человека: концепция и гипотезы // Сборник научных трудов МНИИ психиатрии РСФСР, 1989. С. 5-21.
6. Крепелии С. Учебник психиатрии, М., 1910. С. 237-240.
7. Кербиков О. В. Острая шизофрения. М., 1949. С. 58-62.
8. Латанш Ж., Понталис Ж-Б. Словарь по психоанализу. М.: Высшая школа, 1996. С. 123.
9. Биохимия мозга / Под ред. И.П. Ашмарина, П.В. Стукалова, Н.Д. Ешенко. СПб.: Изд. С- Петербургского университета, 1999. С. 232-266.
10. Белкин А.И., Матевосян С.Н. Средство для лечения компульсивного влечения к наркотику-опиату. Патент на изобретение № 2152799, июль 2000 год.
11. Беляева В.В. Влияние пептидных гормонов (лей-энкефалина и тиролиберина) на познавательную деятельность и эмоциональное состояние больных алкоголизмом. Дисс. к.м.н. М, 1988.
12. Райхлин Л., Кветной И. "АПУД-Система": норма и патология. М.: Изд. Мед. радиологического научного центра РАМН, 1993.

Работа над ТСК началась в 1988 году, с появлением статьи А.И. Белкина и
А.И. Ракитова "Гормоны в Информационной Структуре Человека".
Основные принципы ТСК были сформулированы в 1991 году, а
чуть позже (в 1996 г.) были уже открыто размещены автором
для всеобщего свободного обозрения в сети Internet.

Aram Enfi

Comments to article by professor Belkin
"Hormones and unconsciously" in the
light of Essence Coding Theory

ЧАСТЬ II

Список Использованной и
Рекомендуемой Литературы


Copyright ® При цитировании материалов настоящего сайта, активная
гиперссылка
http://aramenfi.narod.ru обязательна











Сайт Арама Энфи. Новая Мировоззренческая Парадигма

 



ПРОГОЛОСУЙТЕ ЗА МОЙ САЙТ!
Отметьте позицию в белом кружке
слева и нажмите
"Проголосовать
"
    Великолепно !
    Очень хорошо
    Хорошо/нравится
    Так себе
    Разочаровал
После отметки!
"Развитие Человека". Каталог Лотоса

 Психология 100Психология 100 Rambler's Top100 ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека
Numen.ru Numen.ru Рейтинг Эзотерических ресурсов
Лучшие сайты беларуси - Союз образовательных сайтов КиберГород.Ru - каталог сайтов. Каталог Эзотерики на Shambala.ru  LightRay Wavegenetic. Site of Academician, Ph.D., Dr. Sci., Peter P. Gariaev. Волновая генетика. Сайт академика, д.б.н. Петра Петровича Гаряева
АУМ - украинский портал ресурсов духовного,
психического и физического развития человека  Арам Энфи на сервере Стихи.руАрам Энфиаджян на сервере Проза.ру RealMusic.ru - слушай и качай музыку в mp3. Top.Riall.ru
SafeWeber.ru 

Сайт управляется системой uCoz