Специализированный музыкальный каталог * Музыка на продажу *. Только лучшие музыкальные сайты.

Каталог непопсовых
музыкальных сайтов


Каталог сайтов о музыке.
Музыкальные Новости.

Добавить музыкальный
сайт в каталог.


Каталог музыкальных
сайтов Muszone.ru

SeFon.Ru
Поиск музыки

 


Статьи

Арам Энфи (Aram Enfi)

СИМФО- ЭЛЕКТРОННАЯ МУЗЫКА -
ПРИОРИТЕТ РОССИИ

Статья опубликована в журнале из списка ВАК
"Педагогика искусства", № 3/2012 г.

Непреложность того факта, что в системе российского музыкального образования электронно-компьютерное направление и впредь будет продолжать укрепляться на достойных позициях, особых сомнений, кажется, ни у кого уже сегодня не вызывает.
Данный процесс - веление времени, но, к сожалению, хотя процесс этот и обусловлен причинами глубоко объективного характера, именно в России он продвигается крайне медленно и тяжело, ограничиваясь лишь неким общим пропедевтическим контекстом, ориентированным по преимуществу на создание вспомогательных методик, обслуживающих освоение музыкальных компетенций отнюдь не новых, а вполне традиционных.
Те представители российской научно-педагогической общественности, сфера про-фессиональной деятельности которых связана сегодня с проблематикой электронно-музыкального образования, в большинстве своём не разделяют излишне «охранительную» позицию Министерства культуры и чрезмерный консерватизм Министерства образования, которые, к сожалению, никаких адекватных шагов и мер по переводу дисциплин электронно-музыкального направления на полноценный формат преподавания в целостной системе «школа-колледж-ВУЗ» предпринимать пока ещё, мягко говоря, не торопятся...
Надо полагать, что подобное отношение со стороны наших управленцев к электронно-музыкальному творчеству, как к чему-то заведомо второстепенному, прикладному и факультативному, вероятнее всего обусловлено тем предвзято-установочным мнением, что творчество это, не обладая, якобы, достаточной самостоятельностью, высокой художественной ценностью и культурологической значимостью, уже по самой своей «ущербной природе» как бы не в состоянии конкурировать на статусном поле «настоящего искусства», «истинной культуры» и, соответственно, «серьёзного образования» с музыкалным творчеством традиционных специализаций, художественная ценность и культурологическая значимость которых, с точки зрения музыкальной педагогики, абсолютна.
Да, на первый взгляд такое мнение может показаться вполне логичным, здравым и даже справедливым, поскольку (и об этом сегодня надо уже говорить прямо) именитые пионеры (корифеи, непререкаемые авторитеты) электроакустической музыки (ЭАМ), среди которых - Эдгар Варез, Пьер Шеффер, Макс Мэтьюс, Генри Коуэлл, Милтон Бэббитт, Анри Пуссёр, Джон Кейдж, Лучано Берио, Карлхайнц Штокхаузен, Янис Ксенакис, Дьёрдь Лигети, Луиджи Ноно, Бруно Мадерна, Пьер Булез…, каких-либо безусловных шедевров, сопоставимых по своей художественной ценности с лучшими образцами мировой академической классики, в области серьёзных академических направлений ЭАМ так и не создали, а следовательно, высокую культурологическую значимость и неандеграундный статус этого своего «перманентно экспериментального» детища наглядно продемон-стрировать и убедительно доказать музыкальному сообществу так и не смогли.
Глубинные причины столь досадной «творческой несостоятельности» корифеев ЭАМ (по Ю. Холопову – представителей «Авангарда-II» [8]) подробным образом проанализированы в моём монографическом исследовании «Симфо-электронная музыка: Генезис» [18], ну а в рамках настоящей небольшой статьи важно лишь констатировать тот факт, что, хотя с момента своего появления ЭАМ претендовала именно на статус серьёзной академической музыки, но реальной (убедительной как по форме, так и по содержанию) жанровой зрелости и мейнстримной конкурентоспособности на сегодняшний день удалось достичь лишь только её побочному «массовому продукту», представленному различными формами «лёгкой» и «популярной» электронной музыки, в то время как поро-дившая этот «коммерческий ширпотреб» экспериментальная ЭАМ переориентировалась на решение задач вовсе не художественных, а каких-то сугубо прикладных - математиче-ских, алгоритмических, кибернетических (программных), биофизических и прочих, к собственно музыкальному искусству отношение имеющих весьма отдалённое…
Следует признать, что та эстетика, в которой пытались развивать ЭАМ композито-ры «Авангарда-II», надлежащую коммуникацию со слушателем почти полностью утрати-ла, ибо конечное (и во всех отношениях приоритетное) звуковое воплощение музыкальной идеи в ней почти всегда оказывалось вторичным по отношению к создаваемым этими композиторами всевозможным абстрактным схемам и внемузыкальным конструкциям.
В итоге же, так и не достигнув той степени необходимой образной экспрессии, ко-торая позволила бы ей стать адекватно-знаковым языком музыкальной коммуникации, семиотическая система ЭАМ оказалась в плену псевдо-инновационных веяний эпохи постмодернизма с её бескрайним плюрализмом эстетических и очень зыбким релятивизмом этических ценностей. Ну а это уже – культурологический приговор, ибо перечень чрезвычайно серьёзных идейно-художественных пороков, в которых следует обвинить постмодернизм, весьма обширен: пародийно-фарсовое отношение к гуманистическим идеалам и ценностям, игра «мертвыми формами», ироничное смешение высокого и низкого (элитарного и массового); творческий экуменизм (стилистическая разношёрстность), прозрачный симулякризм, искусственная мистификация; пастиш, мимикрия, конформизм, иллюзорный псевдоисторизм, асоциальность, установка на амальгамность, компилятивность, гибридность, кичевость; эклектизм, абсурдизм, эпатажность, бравада; злоупотребление оксюмороном, парадоксом, эллипсом, фристайлом, коллажностью, цитатностью; «кулинарное» обслуживание неразвитого эстетического вкуса, утрата идентичности и целостности, признаки роботизации, атрофия новаторского потенциала, дезиндивидуализация творчества, шизофренизация культуры...
Но только вот означает ли столь бесславное скатывание к эстетическому и культурологическому хаосу некую фатальную ущербность всей электронной музыки (ЭМ) как инструмента художественной репрезентации определённой творческо-технологической среды, которая, якобы, принципиально не способна порождать в своих недрах по-настоящему серьёзные и значимые формы музыкального искусства?
Нет, по нашему глубокому убеждению, означает всё это ущербность отнюдь не самой ЭМ, а лишь той концепции её развития (как в аспекте сугубо эстетическом, так и глобально идеологическом), которая была разработана и сформирована на платформе современного западного музыкознания.
Ведь сегодня уже со всей определённостью можно говорить о том, что результаты творческого поиска представителей Авангарда-I (прежде всего, крупнейших «нововенцев» - Арнольда Шёнберга и Антона Веберна) и представителей Авангарда-II (прежде всего, его лидеров - Штокхаузена и Кейджа) ознаменовали собой два этапа завершения развития в музыке великой западной духовной традиции.
Но если в творчестве композиторов Авангарда-I академическая музыка «изменила традиции» лишь только своим отказом от любых тональных и диссонансных ограничений (концепция «свободной атональности»), то композиторы Авангарда-II окончательно уже утвердили в музыкальном искусстве нигилистическую идеологию тотального разрыва с прошлым, проявившуюся, кроме всего прочего, и в том, что за всю свою жизнь «лидер новой музыки» Штокхаузен не сочинил ни одного произведения традиционно-академической формы: ни одного квартета (разве только что «вертолётный» из оперной гепталогии «Свет»), ни одного инструментального концерта, ни одной сонаты, ни одной симфонии..., ни по названию, ни по содержанию, ни по внешней атрибутике…
Таким образом, торжественно провозгласив старт в «час ноль» (согласно Штокхаузену - около 1950 года) «Новой эры музыки» [22] и наделив её эпохальный приход миссией «разрешения» и «преодоления» того тяжелейшего кризиса традиционной музыки, по поводу которого давно уже бьют тревогу крупнейшие музыковеды всего мира, «разреше-ние» и «преодоление» сие лидеры Авангарда-II безапелляционно извратили до абсурдного представления в качестве «успешного» коллапса музыкального мышления европейской академической традиции и полного краха её великой симфонической школы...

Но, к счастью для всей мировой музыкальной культуры, великая симфоническая традиция европейской музыки с новой силой и с новыми возможностями возродилась в концепции музыки Симфо-электронной (СЭМ), которая, органично ассимилировав все наиболее ценные достижения и наработки деятелей Авангарда-II (касающиеся, в первую очередь, тембральных, структуральных и психосемантических аспектов ЭАМ) [21], сформировалась уже исключительно на платформе музыкознания советского и российского.
Следует сразу же сказать о том, что кардинальные отличия стройной и цельной идеологической концепции СЭМ от крайне эклектичной и конгломеративной идеологии «новой музыки», предложенной лидерами Авангарда-II, носят характер принципиальный.
Да, конечно, тот профанно-антропоцентристский взгляд на музыкальный космос, который превалировал в Западной культуре на протяжении последних нескольких веков, был преодолён возвратом к изначальному пониманию музыки как искусства сакрального и трансцендентного уже и в космологическом концепте Авангарда-II, на базе которого вполне справедливо была восстановлена легитимность великой метафизической тради-ции, идущей от Пифагора, Платона, Кассиодора, Августина, Царлино, Боэция и Мерсенна.
Но только вот статуса истинной высокой метафизики ницшеанская идеологема ос-вобождения от «человеческого, слишком человеческого» в концепте Авангарда-II так и не обрела, что с особой наглядностью подтверждает всё композиторское, а также весьма обширное искусствоведческое творчество «мастера понятийного ангажемента» Карлхайнца Штокхаузена, оставившего после себя аж 10 томов «Текстов о музыке».
Ведь даже при беглом просмотре этих текстов Штокхаузена, сразу же бросается в глаза их декларативно-пафосно-эклектичная витиеватость, ибо они пестрят заимствованиями почти из всех религиозных традиций, эзотерических школ и мистических учений: пифагорейских, герметических, гностических, неоплатонических, языческих, друидских, христианских, индуистских, буддистских, даосских, суфийских, дзенских, мезоамериканских, каббалистических, розенкрейцерских, магических, алхимических и т.д. и т.п.
Читая Штокхаузена, ясно понимаешь, что вместо реализации бытийных механиз-мов духовного преображения, основанных на точном научном знании [3], идеологи Авангарда-II занимались, по сути дела, одним лишь только псевдоинновационным подкрашиванием развалин старых мировоззренческих парадигм, на обломках которых и была в межэпохальный период наспех воздвигнута глубоко ущербная идеология постмодернизма.
А из этого уже следует, что все претензии и серьёзные обвинения, предъявленные здесь ранее по отношению к постмодернистской эстетике Авангарда-II, выглядят не менее актуальными и по отношению к его идеологии, которую характеризуют духовная оторванность от истинных традиционалистских корней, экзальтированная незрелость и дезактуализированная синкретичность формы, полная бессистемность, беспорядочность и небрежность в использовании случайных знаний из области эзотерики, расплывчатость и неточность в установлении сакрально-семиотических связей и закономерностей...
Таким образом, идеология деятелей Авангарда-II лишь только усугубила разгул семантического хаоса в эпистемосфере (онто- и аксио-сферах) культуры, что ещё раз подтверждает правоту мудрых слов В. В. Налимова: «Незнание фундаментального в природе человека свидетельствует о всей несостоятельности современной науки, а может быть и всей культуры, образуя самый большой тормоз для её гармонического развития» [4].
Ну а теургическая концепция СЭМ, прочно освоив богатое наследие русской этической и эстетической мысли, представленное трудами В. Ф. Одоевского, Вл. Соловьёва, Г. И. Гурджиева, П. А. Флоренского, Н. А. Бердяева, А. Ф. Лосева, П. А. Сорокина, В. В. Налимова…, оказалась в настоящее время наиболее прогрессивной, поскольку сумела органично ассимилировать ещё и опережающе-инновационные открытия современных российских учёных в сфере гуманитарных и естественных наук, включая уникальные исследования и разработки в области информационной эстетики и этической семиотики [19].
Авторские образцы СЭМ-произведений начали создаваться и записываться в СССР с 70-х годов 20-го века, а с начала 90-х годов они стали уже широко демонстрироваться на российском радио [5], на международных фестивалях [2] и в сети интернет [20].
Впервые о СЭМ, как о де-факто уже существующем, но в строго научном отношении пока ещё документально не классифицированном музыкальном жанре, было заявлено в статье «Век электронной музыки» [1]. Музыковедческое содержание термина СЭМ поэтапно раскрывалось в последующих публицистических материалах дискуссионно-полемического характера [15][16][17] и, наконец, в полном и законченном виде было представлено в итоговой статье «Так что же это такое - симфо-электронная музыка?» [10].
Если предельно коротко и сжато, то СЭМ - это вид электронной по своей стили-стической, инструментальной и структурной специфике, и симфонической по своей композиционной атрибутивности и внутреннему содержанию, наиболее глубокой в плане философском, и наиболее значимой в плане мировоззренческом, серьезной интеллектуальной музыки достаточно крупной концептуальной формы, которая:
- в полной мере отвечает критериям термина «симфонизм», сформулированным для этого фундаментального музыковедческого понятия его автором, академиком Б. В. Асафьевым: «...симфонизм есть раскрытие художественного замысла с помощью последовательного и целеустремленного музыкального развития, включающего противоборство и качественное преобразование тем и тематических элементов... в симфонизме проявляется непрерывность музыкального сознания, когда ни один элемент не мыслится и не воспринимается как независимый среди остальных; когда интуитивно созерцается и постигается как единое целое, данное в процессе звучащих реакций, музыкально-творческое Бытие... симфонизм - это великий переворот в сознании и технике композитора... эпоха самостоятельного освоения музыкой идей и заветных дум человечества...»;
- имеет своими главными и ключевыми средствами достижения всей разноплановой (идеологической, эстетической и т.д.) атрибутики симфонизма именно специфические электронные и компьютерные технологии.
Ну а в следующей серии статей, затрагивающих целый ряд социолого-философских [11], психологических [12], эстетических [14] и других важных мировоззренческих аспектов генезиса и бытования СЭМ, был показан флагманский статус СЭМ как жанра, который призван отныне определять магистральный путь дальнейшего развития всей мировой музыкальной культуры, что, с точки зрения музыкальной педагогики, диктовало уже необходимость нормативного введения в систему профессионального образования методологически выверенного концепта специализированного преподавания СЭМ-дисциплин.
Именно этой тематике во всех её подробностях и деталях был посвящён научный доклад «Симфо-электронная музыка как новая педагогическая дисциплина» [13], который привлёк внимание профессионалов и сразу же возымел практическое действие, выразившееся в том, что на тезисной основе этого доклада (менее чем через месяц после его обнародования) были официально утверждены учебные программы модуля/дисциплины «симфоэлектронная музыка», нормативное обучение по которым уже в полном объёме проводится сегодня на кафедре музыкально-компьютерных технологий (МКТ) Санкт-Петербургского института декоративно-прикладного искусства (ИДПИ) [6].
Ну а поскольку учебный курс «симфоэлектронная музыка» абсолютно уникален и беспрецедентен во всей мировой педагогической практике, то его содержание целесооб-разно привести здесь в достаточно развёрнутом виде:

1. История и теория СЭМ:
- культурологический анализ важнейших исторических, технологических и других предпосылок возникновения СЭМ-жанра;
- фиксация этапных периодов развития и кристаллизации эстетической концепции СЭМ-жанра в процессе его полноценного идейно-творческого становления;
- полная, законченная и корректная музыковедческая формулировка определения СЭМ-жанра;
- искусствоведческая классификация различных художественных атрибуций и пси-холого-философских спецификаций СЭМ-жанра;
- раскрытие основных принципов создания СЭМ-произведений с точки зрения фи-лософии музыки, социологии музыки, музыкальной психологии и музыкальной эстетики.
2. Сонорный анализ и синтез СЭМ-произведений:
- сонорно-морфологическая структуризация электронных тембров в аспекте их формообразующих атрибуций и потенций (СЭМ-темброведение);
- эмотивная фиксация и морфологическая систематизация различных нюансов пси-хологического восприятия СЭМ-произведений (СЭМ-психоакустика);
- фактурное, динамическое и пространственное совмещение созданных в СЭМ-стилистике разнородных сонорных пластов с применением различных звуковых обрабо-ток (СЭМ-звукорежиссура).
3. СЭМ – инструментовка:
- использование всего арсенала аппаратных и программных средств современной звуковой и музыкальной электроники для достижения специфичной колористичности, психологической глубины и художественной выразительности звучания СЭМ-произведений.
4. СЭМ – композиция:
- практическая реализация основных эстетических принципов создания СЭМ-композиции: приоритет тембра; интуитивно-медиумическая импровизационность; ноэма-тическая теургичность;
- использование при создании СЭМ-произведений всех технических возможностей современной звуковой и музыкальной электроники.
5. Психолого-философская СЭМ-концепция:
- применение информационных подходов в области этической семиотики и мето-дологических инноваций в области информационной эстетики для контекстного выявления реперно-катализационных СЭМ-атрибуций и потенций;
- разработка на основе прогрессивных онтологических, гносеологических, семио-тических и других психолого-философских установок идеологического СЭМ-концепта, способствующего реализации глубинных возможностей СЭМ как эстетически наиболее адекватного способа музыкально-художественной репрезентации системных идей новой мировоззренческой парадигмы и как тончайшего (а также точнейшего) инструмента благотворной трансформации человеческого сознания.
6. Мультимедийная концепция:
- использование при создании СЭМ-композиций различных мультимедийных тех-нологий, эффективно способствующих визуальной концентрации (обогащению и одухо-творению) звуковых СЭМ-образов, а также общей активации формируемой в идейном контексте СЭМ аудиовизуальной среды.
7. Интерактивно-дистанционные формы занятий (в соответствии с новейшими достижениями и рекомендациями в области педагогического дизайна):
- ведение сетевых обучающих оnline-практикумов (в том числе - по приобретению навыков эффективного использования профильных ресурсов глобальной сети Internet), online-семинаров, мастер-классов, дискуссий, коллоквиумов, собеседований, диспутов и т.д.;
- оперативное обеспечение сонорно-композиционной корректировки: постоянный файловый обмен в сети Internet различным музыкальным контентом в форматах MIDI, WAV, AKAI, GIG, MP3, AUDIO и других;
- организация коллективного творческого процесса в учебных группах по каждой спец. дисциплине с применением синергетически ориентированного «мозгового штурма» и оппонентного соавторства;
- активное использование электронных образовательных ресурсов (ЭОР): автор-ский музыкальный сайт, музыкально-загрузочные страницы и учебный форум преподава-теля дисциплины.
8. Содержание самостоятельной работы студентов:
- выявление морфологически интересных и спектрально богатых сонорных объек-тов, комплексов, структур и состояний, обладающих значительным формообразующим потенциалом; создание на основе перспективных сонорных реперов композиционных СЭМ-заготовок;
- свободно-импровизационное структурирование СЭМ-архитектоники;
- разработка психолого-философского СЭМ-концепта с использованием глубинно-семиотического аппарата современных гуманитарных и естественнонаучных доктрин.
9. Примерная тематика курсовых проектов:
a) Сонорный репер (тембральная матрица).
b) Импровизационная СЭМ-архитектоника.
c) Симфоэлектронная форма.
d) Симфоэлектронная инструментовка.
e) Психолого-философский СЭМ-концепт.
10. Учебно-методическое, информационное и материально-техническое обеспече-ние дисциплины:
- основная и дополнительная учебная литература (список приводится);
- электронные образовательные ресурсы (ЭОР): авторский музыкальный сайт и учебный форум преподавателя дисциплины (А.Энфи);
- профессиональная MIDI-клавиатура (полнооктавная, динамическая, желательно с молоточковой системой) и/или профессиональная музыкальная рабочая станция;
- компьютер высокой производительности, оснащённый последними версиями раз-личных музыкальных и звуковых редакторов (в качестве базовой музыкальной программы для занятий на сегодняшний день рекомендуется использовать виртуальную студию «Cakewalk SONAR X1 Producer»);
- обширная библиотека сэмплерных звуков;
- надёжное подключение к скоростной (широкополосной) интернет-линии.

Ну а помимо преподавания официально утверждённого курса СЭМ на кафедре МКТ Санкт-Петербургского ИДПИ и дистанционных курсов обучения в других городах, авторские семинары по тематике СЭМ проводятся сегодня также и в Москве [7].
Нет сомнений в том, что расширение практики преподавания СЭМ-дисциплин на факультетах и кафедрах МКТ российских ВУЗ-ов, и, как закономерный итог подобной экспансии - включение этих дисциплин в российский ФГОС ВПО, позволит структурно модернизировать и многоаспектно специфицировать электронно-музыкальное образование (особенно его композиторскую, темброведческую и звукорежиссёрскую составляющие) также и в системе довузовской, включая допрофессиональную систему ДМШ/ДШИ, учебные классы которой (ЭМИ, КС, АКС, СКМ) получат в таком случае дополнительные творческие стимулы в виде художественно выверенных номенклатурных и квалификационных институций, способствующих диверсификации проводимого в этой образовательной системе обучения по методикам наиболее для неё адекватным и эффективным.
Более того, те инновационные и заведомо прогрессивные методики преподавания, которые ориентированы на «эталоны» вершинных образцов СЭМ-творчества, способны сегодня стать уникальным методологическим инструментом, надлежащее использование которого заметно обогатит содержательное наполнение и качественно преобразит общую панораму всей российской музыкальной педагогики в целом, что объясняется фактором «актуализированной экзистенциальности» этих СЭМ-методик - их абсолютно адекватным (технологическим, психологическим, культурологическим, эстетическим) соответствием экзистенциальным реалиям и диспозициям современной жизни, онтологической включённостью в контентно-семантические структуры концептуальных универсалий, стимульной мотивацией к расширению проблемного поля творческого поиска, мощным духовно-гуманистическим и креативно-эвристическим потенциалом.
Но, конечно же, для реализации этих масштабных инициатив потребуется действенная поддержка со стороны государства. И в первую очередь, необходимо будет создать в России крупный исследовательский и творческо-образовательный Центр ЭМ – как минимум, по образцу тех, которые давно уже созданы и активно функционируют во всех передовых странах мира: французского IRCAM (Institute de Recherche et Coordination Acoustique/Musique), британского CDM (Centre for Digital Music), немецкого ZKM (Zentrum fur Kunst und Medientechnologie), австрийского IEM (Institut fur Elektronische Musik und Akustik), итальянского LIM (Laboratorio di Informatica Musicale), испанского MTG (Music Technology Group), шведского EMS (Elektronmusikstudion), нидерландского STEIM (Studio voor Electro Instrumentale Muziek), американского CCRMA (Center for Com-puter Research in Music and Acoustics), канадского CIRMMT (Centre for Interdisciplinary Re-search in Music Media and Technology)…
Естественно предположить, что, помимо реализации всех прочих его важных функций, задач и целей, на базе такого Центра будут проводиться престижные (отвечающие творческо-организационным стандартам самого высокого уровня) Международные фестивали и конкурсы по наиболее серьёзным направлениям, формам и жанрам электронной музыки, благодаря чему статус бесспорного мирового лидера в столь важной и перспективной области современного музыкального искусства по всем критериям непредвзятой профессионально-корпоративной этики будет уже окончательно закреплён за Россией.
Предлагаемые здесь СЭМ-инициативы особенно актуальны для системы российского художественного образования ещё и потому, что никакой иной альтернативы радикально-инновационному реформированию сегодня уже у неё просто не осталось, что, увы, недвусмысленно подтверждается удручающим скатыванием ведущих российских ВУЗ-ов на всё более низкие мировые позиции по наиболее релевантным схемам индексирования в международных образовательных рейтингах.
Но революционный переход в системе российского художественного образования на самые передовые и прогрессивные ФГОС потребует, конечно, существенной коррекции методологических подходов внутри самой педагогики искусства. И это - парадигмальный императив нашей эпохи, апеллирующий к великой миссии Русской Метакультуры, которая сегодня, как ни одна другая, ярко и убедительно демонстрирует всему миру свою высочайшую пассионарность в сфере научно-духовного просветительства, что представляется особо значимым на резко контрастирующем фоне общей стремительной девальвации большинства институционально легитимированных традиционных ценностей.
Давайте же теперь ещё раз вспомним о том, что термин «симфонизм», как производное от слова «симфония», впервые употребил русский музыкальный критик Александр Николаевич Серов, а основные критерии и номинации для этого фундаментального музыковедческого понятия определил и тщательно разработал русский советский музыковед и композитор, академик Борис Владимирович Асафьев.
Не подлежит никакому сомнению и то, что величайшие симфонические произведения во всей музыкальной культуре ХХ-го века создали именно советские и российские композиторы, в первую очередь – С. С. Прокофьев и Д. Д. Шостакович.
Ну а как мы уже знаем из предыдущих выкладок настоящей статьи, наряду с дальнейшей разработкой асафьевского определения симфонизма, в концепции СЭМ реализуются также и другие фундаментальные наработки из области искусствоведения, культурологии, философии, психологии и естествознания, безусловный приоритет в создании и развитии которых сегодня также принадлежит именно России.
И вот, длинная череда этих славных СЭМ-приоритетов должна, конечно, стать предметом гордости всех россиян, ибо СЭМ действительно открывает новую эру музыки, но только не в виде её полного разрыва с прошлым в «час ноль», как это симулякрически представлялось внетрадициональному теоретику Штокхаузену, а подобно тому, как талантливо спроектированное современное здание гармонично вписывается в старинный архитектурный ансамбль, изумительно преображая его классический облик и придавая ему новую вневременную красоту, значимость, величественность и монументальность.
Да, именно СЭМ, в качестве нового флагманского жанра всей современной мировой музыкальной культуры, будет определять отныне магистральный путь её дальнейшего развития. А полноценное педагогической утверждение СЭМ ознаменует собой приход в наш мир на смену бездуховно-эклектичной идеологии постмодернизма стройной и цельной мировоззренческой парадигмы Духовного Просвещения с центральным и приоритетным местом в ней теургических форм искусства, что, безусловно, выведет на культурно-историческую арену и призовёт к одухотворённой творческо-эволюционной деятельности прогрессивно мыслящих художников-концептуалистов новой формации.

Вместо эпилога

Как известно, последний из ныне живущих пионеров ЭАМ и лидеров Авангарда-II, Пьер Булез, в обширном дирижёрском репертуаре которого не нашлось места ни одному симфоническому произведению Прокофьева и Шостаковича, однажды заметил: «Мы, может быть, и рады были бы уступить кому-нибудь наше место, но нас никто не атакует...» [1]
Ну так вот, уважаемый господин Булез, чутко улавливая эпохальный подтекст этой Вашей сентенции, предлагаем Вам радостно уступить своё насиженное место не «кому-нибудь», а именно представителям российской Симфо-электронной школы, которые, поверьте, давно уже мощно атакуют Вас по всем фронтам, тылам, позициям и флангам!


ЛИТЕРАТУРА:


1. Булез П. Между порядком и хаосом. // Советская музыка. - 1991. №7, 9
2. Международный фестиваль электроакустической музыки «Альтермедиум-03»// Электронная версия: сетевой ресурс Термен-центра при МГК им. Чайковского, URL: http://theremin.ru/posters/altm03/comments03.htm
3. Моль А., Теория информации и эстетическое восприятие. // Мир. - М., 1966.
4. Налимов В.В., Спонтанность сознания, М. «Прометей», 1989.
5. Радиопередача «Back to the Universe», URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/Back_to_the_Universe
6. Преподавание курса СЭМ на кафедре музыкально-компьютерных технологий СПб ИДПИ, URL: http://mkt.spb.ru/abiturientam/o-specialnosti-muzykalno-komputernye-tehnologii.html
7. Семинары по тематике СЭМ в Москве, URL: http://cbs-uz.ru/node/1192http://cbs-uz.ru/node/1192
8. Холопов Ю.Н., Музыкально-теоретические системы: Учебник / Под ред. Т. Кюрегян и В. Ценовой. // М.: Композитор, 2006.
9. Энфи А., Век электронной музыки / Арам Энфи // Звукорежиссёр. - 2003. - №6. - С. 54–58
10. Энфи А., Так что же это такое - «симфо-электронная музыка»? / Арам Энфи // Музыка и время. - 2011. - №4. - С. 67-71
11. Энфи, А., Симфо-электронная музыка: социальные аспекты. / Арам Энфи // Социосфера. - 2011. - №2. - С. 18-24. ISSN 2078-7081
12. Энфи А., Симфо-электронная музыка: психологические аспекты. / Арам Энфи // Психологическая газета. - 20.05.2011. www.psy.su
13. Энфи А., Симфо-Электронная музыка как новая педагогическая дисциплина/Арам Энфи // Сборник материалов международной научно-практической конференции «Современное музыкальное образование – 2011» (РГПУ им. А.И.Герцена, СПб гос. Консерватория им.Н.А.Римского-Корсакова). СПб: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2011, с. 147-149
14. Энфи, А. Симфо-Электронная Музыка: Принципы/Арам Энфи //Музыка и электроника, № 1/2012., С. 4-6
15. Энфи А., От музыки электроакустической к музыке симфо-электронной (Дискуссии с директором Термен-центра, руководителем сектора электронной музыки МГК им. Чайковского А. Смирновым) // Электронная версия: персональный сетевой ресурс автора, режим доступа: http://aramenfi.narod.ru/public1.smirnov.html
16. Энфи А., Симфо-электронная музыка - музыка духа (Ответы Главному Редактору Журнала «Звукорежиссёр» А. Вейценфельду) // Электронная версия: персональный сетевой ресурс автора, режим доступа: http://aramenfi.narod.ru/public2.veiznfld.html
17. Энфи А., Симфо-электронная музыка - музыка знатного рода (Ответы композитору и музыковеду А. Карнаку) //Электронная версия: персональный сетевой ресурс автора, режим доступа: http://aramenfi.narod.ru/public2_1_karnak.html
18. Энфи А., Симфо-электронная музыка: Генезис (Монографическое исследование), //Электронная версия: персональный сетевой ресурс автора, режим доступа: http://aramenfi.narod.ru/articls.symphoelectron_genesis.html
19. Энфи А.С., Теория Сущностного Кодирования как Этический Базис Мировоззренческой Парадигмы III - го Тысячелетия // Сборник материалов Международной Конференции «Валеология и Эниология III-го Тысячелетия» - Ялта/Симферополь - 2007. - С. 159-183.
20. Энфи А., Spirit Lap - 1 Part 2-3 Музыкальный файл доступен по URL: http://aramenfi.podfm.ru/my/2/, или: http://aramenfi.narod.ru/music_sympho_electronic4.html
21. Schaeffer P., Traite des objets musicaux. Le Seuil, Paris, 1966.
22. Stockhausen K., Texte. Bd l — 10. Koln, Kurten, 1963 — 98. //Stockhausen on music. Lectures and Interviews compiled by Robin Maconie. - L., N.Y. - 1989.

.

АННОТАЦИЯ

В статье «Симфо-Электронная Музыка - приоритет России» рассматривается проблематика российского художественного образования в аспекте модернизации его электронно-музыкальной компоненты. Раскрывается музыковедческая, культурологическая, социологическая, психологическая, педагогическая, эстетическая, философская и мировоззренческая значимость жанра «Симфо-электронная музыка» (СЭМ). Показан приоритет российского музыкознания в разработке теургической концепции СЭМ со всеми её спецификациями и атрибуциями. Даны ссылки на демонстрационные образцы отечественных СЭМ-произведений. Приведены инновационные учебные программы преподавания курса СЭМ, утверждённые на кафедре музыкально-компьютерных технологий Санкт-Петербургского института декоративно-прикладного искусства. Обоснована необходимость всемерного развития СЭМ-творчества, включая создание в России специализированных Центров электронной музыки и перевод дисциплин электронно-музыкального направления на полноценный образовательный формат преподавания в целостной системе «школа-колледж-ВУЗ».

ABSTRACT:

This article (Aram Enfi, «Sympho-electronic Music - Russia's priority») discusses the problems of Russian art education in the aspect of the modernization of its electronic-music components. Explained musicological, cultural, sociological, aesthetic, educational, philosophical and ideological significance of the genre of «sympho-electronic music» (SEM). Shows the priority of the Russian musicology in the development of the theurgical SEM-concept with all its specifications and attributions. Provides links to demo samples of local SEM works. Presents innovative training program teaching the course EMS approved by the Department of Music and Computer Technologies, St. Petersburg Institute of arts and crafts. The necessity of comprehensive development of the SEM-art and include SEM disciplines in the educational standards of the Russian Federation.

Дополнительные материалы:

Copyright ® При цитировании материалов настоящего сайта, активная
гиперссылка
http://aramenfi.narod.ru обязательна











Сайт Арама Энфи. Новая Мировоззренческая Парадигма

 



ПРОГОЛОСУЙТЕ ЗА МОЙ САЙТ!
Отметьте позицию в белом кружке
слева и нажмите
"Проголосовать
"
    Великолепно !
    Очень хорошо
    Хорошо/нравится
    Так себе
    Разочаровал
После отметки!
"Развитие Человека". Каталог Лотоса

 Психология 100Психология 100 Rambler's Top100 ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека
Numen.ru Numen.ru Рейтинг Эзотерических ресурсов
Лучшие сайты беларуси - Союз образовательных сайтов КиберГород.Ru - каталог сайтов. Каталог Эзотерики на Shambala.ru  LightRay Wavegenetic. Site of Academician, Ph.D., Dr. Sci., Peter P. Gariaev. Волновая генетика. Сайт академика, д.б.н. Петра Петровича Гаряева
АУМ - украинский портал ресурсов духовного,
психического и физического развития человека  Арам Энфи на сервере Стихи.руАрам Энфиаджян на сервере Проза.ру RealMusic.ru - слушай и качай музыку в mp3. Top.Riall.ru
SafeWeber.ru 

Сайт управляется системой uCoz